Лента СМИ

Лента Новостей

Подписка на рассылку

E-mail
Ассоциация татарских и башкирских
национально-культурных центров Республики Казахстан
14.04.2016

Последний день космонавта Марса Рафикова

12 апреля планета отпраздновала 55-летие освоения космоса человеком. В связи с этим интересные материалы на космическую тему пополнили полосы печатных изданий и разнообразили эфир многих телеканалов. Следя за этим потоком информации, автор данных строк невольно окунулась в мир воспоминаний.
 

Марс Рафиков (в центре) с Андрианом Николаевым (слева) и Владимиром Комаровым (справа).
 

Мне суждено было стать выпускницей алма-атинской средней школы № 67, носившей имя Юрия Алексеевича Гагарина. Впервые переступив порог родной школы в 1973 году, на первом же классном часе мы услышали трогательный рассказ об истории нашего учебного заведения. Как оказалось, школа открылась в сентябре 1961 года. Первым педагогическим коллективом и первыми учениками было написано письмо Юрию Гагарину с просьбой разрешить присвоить новой казахстанской восьмилетке его имя. Юрий Алексеевич не замедлил с ответом и пожелал коллективу успехов. Текст письма первого в мире космонавта, а также его фотографии почетно размещались на отдельном стенде, а огромный гипсовый бюст Гагарина располагался в самом центре школьного фойе.
 

День космонавтики в нашей школе отмечался с особой торжественностью, к тому же он считался Днем рождения школы и днем встречи выпускников. Родная школа дала мне отличные знания, благодаря которым я с первой попытки поступила на лечебный факультет Алма-Атинского государственного медицинского института.
 

За 25 лет в моей практике был особый случай. 23 июля 2000 года, будучи врачом бригады интенсивной терапии (бит-бригады) службы «скорой медицинской помощи», я получила вызов по адресу улица Жибек Жолы, 59. Мы оказались в уютной скромной двухкомнатной квартире, где нас с нетерпением ожидал 66-летний пациент с тяжелым сердечным приступом. Состояние больного было угрожающим, у него развился отек легкого; к тому же присутствовал «букет» хронических заболеваний. Как правило, в таких ситуациях медики не теряют времени на запись анкетных данных, врач и фельдшер в буквальном смысле в четыре руки начинают оказывать неотложную реанимационную помощь. После нашего лечения пациенту стало легче. Мужчина сидел на диване (при отеке легкого горизонтальное положение резко ухудшает самочувствие пациента), я стояла рядом с ним, одной рукой прижимала к его лицу кислородную маску, другой держала флакон капельницы с медленно вводимым раствором изокета. Фельдшер, протянув мне только что записанные электрокардиограммы, принялась заполнять карту вызова.  Первыми в перечне сведений о пациенте мы вписываем фамилию, имя, отчество. Нашим пациентом оказался Марс Закирович Рафиков, советский летчик-истребитель, член первого отряда космонавтов СССР.
 

«Тот самый?» – спросила я. «Тот самый», – кивнул он мне, и на его бледном лице появилась улыбка, глаза заискрились. «Не стой же ты, прицепи свою банку, перемерь мне давление и садись рядом», – скомандовал мне космонавт. Я подчинилась, но сделала ему замечание: «Вам нельзя шевелиться, и лучше не говорить, это все-таки нагрузка». Но Марс Закирович не подчинился: «Как кардиограмма? Нового инфаркта там нет? У меня есть рубцы, постоянная форма аритмии. Вон, сравни со старыми лентами». Я сравнила нашу ЭКГ с записанными ранее и попыталась успокоить его, что нового инфаркта нет. Тогда Марс Рафиков заключил мою ладонь в свою и с улыбкой спросил: «Откуда знаешь, кто я такой?». Я ответила, что в газетах о нем читала и большое интервью с ним по Казахскому радио слышала, и вновь попросила его помолчать. Моя просьба обидела Марса Закировича. Подъехала реанимационная бригада, в тот день на ней дежурил Аркадий Звагельский, один из лучших наших врачей, однажды удостаивавшийся звания «врач года». Доложив коллеге о больном, мы покинули квартиру Марса Рафикова. На прощание он сказал мне: «Может, я и на этот раз выкарабкаюсь. Раз я тебе интересен, приходи как-нибудь, адрес знаешь…». Оказавшись в подъезде, фельдшер с нетерпением спросила меня: «Кто он такой?». Услышав ответ, она удивилась: «Надо же, какие скромные люди. Если бы вы его не узнали, он бы умолчал о том, кем является. Живая легенда! А жена его, вызывая «03», даже не заявила о том, к какому заслуженному человеку мы едем».
 

Как и положено по регламенту, я «отзвонилась» по рации, что бригада свободна, и получила от диспетчера новый вызов. Примерно спустя час мы обслужили его, вернулись в салон «скорой» и услышали «отзвон» реанимационной бригады. Доктор сообщил: «Первая бригада свободна. Смерть в присутствии». Мы с фельдшером переглянулись и прослезились. Чуть позже коллеги из реанимационной бригады рассказали нам, что во время подготовки к транспортировке у Марса Закировича возникла фибрилляция желудочков, после дефибрилляции ритм ненадолго восстановился, но через 20 минут произошла остановка сердца. Доктор не мог говорить об этом без волнения: «Он был таким мужественным человеком. Мы боролись за его жизнь до последнего, и было ощущение, словно он борется вместе с нами. И обаяние у Рафикова было мощное…». Недаром же повсюду подчеркивается, что при наборе летчиков в первый отряд космонавтов СССР учитывались не только безупречная профессиональная подготовка и идеальное физическое состояние, но и наличие большого человеческого обаяния. Остается добавить, что спустя два месяца СМИ сообщили о скоропостижной кончине его друга – Героя Советского Союза космонавта Германа Титова.
 

Справка «Новой» — Казахстан»
 

Марс Закирович Рафиков родился 29 сентября 1933 г. в селе Бегабад Джалалабадской области, Киргизской ССР. По национальности – татарин.
 

В 1948 г. окончил 7 классов в школе № 3 города Джалал-Абада. В 1951 г. окончил Ленинабадскую спецшколу ВВС. В 1952 г. окончил один курс в Чугуевском военном авиационном училище летчиков (ВАУЛ); в 1954 г. окончил два курса в Борисоглебском ВАУЛ. В декабре 1954 г. окончил 151-е (Сызранское) ВАУЛ ПриВО.
 

Призван в ряды ВС СССР Ленинабадским РВК 15 августа 1951 г. С 12 марта 1955 г. служил летчиком 472-го истребительного авиационного полка (ИАП) ПВО 52-й Гвардейской истребительной авиационной дивизии (гв. ИАД).
 

С 18 января 1956 г. служил старшим летчиком 3-го гв. ИАП ПВО 15-й гв. ИАД в городе Орле.
28 апреля 1960 г. приказом Главкома ВВС № 540 зачислен слушателем-космонавтом в отряд космонавтов ЦПК ВВС.

С мая 1960-го по декабрь 1961 г. прошел общекосмическую подготовку (ОКП). По завершению тренировок 16 декабря 1961 г. был зачислен на должность космонавта ЦПК ВВС. В отряде его любили и звали Василием Теркиным, поскольку он был весельчаком и заводилой. С сентября 1961-го по март 1962 г. проходил обучение в Военно-воздушной инженерной академии (ВВИА) им. Н.Е. Жуковского. Учебу не завершил из-за отчисления из отряда космонавтов (за нарушение режима) и перевода в другую часть.
 

С 10 апреля 1962-го по февраль 1964 г. служил старшим летчиком 159-го ИАП 131-й ИАД 57-й Воздушной армии (ВА) Прикарпатского ВО.
 

С 19 февраля 1964 г. служил старшим летчиком 168-го Гвардейского авиационного полка истребителей-бомбардировщиков (гв. АПИБ) 34-й ВА Закавказского военного округа. С 25 октября 1966 г. служил начальником штаба эскадрильи, с 15 апреля 1967 г. – командиром звена, с 16 января 1969 г. – заместителем командира эскадрильи, штурманом, с 27 февраля 1970 г. – начальником разведки 168-го гв. АПИБ 34-й ВА.
 

С 30 ноября 1970 г. служил начальником разведки – старшим летчиком 19-го гв. АПИБ 125-й авиационной дивизии истребителей-бомбардировщиков (АДИБ) 71-го истребительного авиационного корпуса (ИАК) Группы советских войск в Германии.
 

С 29 декабря 1975-го по сентябрь 1976 г. и с 16 декабря 1976-го по 13 октября 1978 г. служил начальником разведки – старшим летчиком 642-го гв. АПИБ 5-й ВА Одесского военного округа.
 

В декабре 1976 г. окончил трехмесячные академические курсы при Военно-воздушной академии (ВВА) им. Ю.А. Гагарина по профилю офицеров разведки. В октябре 1978 г. был списан с летной работы по состоянию здоровья.
 

С 13 октября 1978 г. служил начальником группы боевого управления 604-го Центра боевого управления авиации в штабе 5-й ВА в Одессе.
 

В 1980 г. участвовал в боевых действиях в Афганистане в качестве рядового авианаводчика в составе мотострелкового батальона. 7 января 1982 г. приказом МО уволен из Вооруженных Сил в запас.
 

С 1982 г. работал старшим инспектором по воинскому учету отдела кадров домостроительного комбината в Алма-Ате, затем работал начальником курсов гражданской обороны. С 1986 г. работал старшим тренером по дельтапланерному спорту авиационного отдела ЦК ДОСААФ Казахстана, затем работал в алма-атинском аэроклубе.
 

Зухра ТАБАЕВА,
специально для «Новой» - Казахстан»

 

2010 © Developed by McMedia
® Powered by Nautilus